Телефон: +7-911-912-51-73
ICQ: 463036888, 646075060, Skype: bobr65

Иных богов не надо славить:
Они как равные с тобой,
И, осторожною рукой,
Позволено их переставить.

(Осип Мандельштам)

Публикации

Роберто Ассаджиоли и психосинтез

Роберто Ассаджиоли и психосинтез

Из книги «Астрология и душа современного человека»*

Перевод с английского Михаила Папуша

Радьяр ДейнКлассическая психология в том виде, как она преподавалась вплоть до недавнего времени в европейских и американских университетах, рассматривает как данность единство индивидуума и отражает его как трансцендентную реальность. Для нее сознание, разум, воля, мораль и определенные классы эмоций ("плохих" или «хороших») — это неотъемлемые атрибуты данного индивидуума, в котором дух и материя, разум и страсть, Бог и дьявол ведут бесконечную борьбу за обладание его бессмертной душой. Наделенный «свободой воли» индивидуум может и должен выбирать свой путь. Будучи предоставлен самому себе, он, очевидно, двигался бы в сторону зла и материи, но с помощью благодати Бога и Сына Его (или Его вестников — основателей религий и духовных учений) индивидуум может спастись и вновь обрести утраченные Божественные дары.

Это идущие от Платона и христианства истоки психологии, с которыми боролся Фрейд как представитель прагматического, эмпирического и научного подхода к природе и человеческому опыту. -Будучи врачом, призванным помогать людям, страдающим расстройствами психики и дезинтеграцией личности, он задался целью a priori не принимать во внимание все сложившиеся теории о человеке как индивидууме и заново воспринимать лишь то, что видит собственными глазами. Изучая душевные заболевания, особенно острые неврозы, он установил, что имеет дело с процессами психологической адаптации и торможения, которые в действительности присутствуют в менее выраженной форме и в поведении вполне здоровых людей.

Это положило начало исследованию многих особенностей поведения человека, не вписавшихся в четкую картину, хоторую дает платонико—христианская психология или объяснявшихся сверхъестественными причинами. Фрейд анализировал сны и мистические откровения, шутки и великие произведения искусства, детские привязанности и предсказания пророков. Идеалы и идолы рушились от его прикосновения. Ведь источником их оказывались те же психологические процессы, которые происходят у душевнобольных. В чем же разница между убежденностью объявляющего себя Богом параноика и верой, которая двигала пророками древности? В чем отличие плодов «автоматического письма» невротика от Корана и других боговдохно-венных книг? Если сны можно убедительно истолковать исходя из физических или психологических отклонений, то не подойдут ли подобные толкования и для видений святых?

Фрейдовские интерпретации человеческих переживаний и действий не убедили, однако, многих мыслителей и психологов. Не отрицая фактов, раскрытых фрейдовским анализом, Карл Юнг стремился дать им новую интерпретацию в связи с другими, в равной степени значимыми. Хотя определенная ментальная активность душевнобольных сходна с активностью и переживаниями, рассматривавшимися дохристианской цивилизацией как необычайно духовные, результаты их прямо противоположны. Человек с расстройством психики слышит голоса, слышит их и Жанна д'Арк. Однако при этом первый глубже отдается болезни, а вторая — спасает народ и дает начало нации.

Другими словами, хотя наблюдаемые процессы и психологические феномены и могут быть в обоих случаях одинаковы, но, поскольку результаты их различны и даже прямо противоположны, следует предположить, что вызваны они совершенно разными причинами.

Эту проблему пытался разрешить Юнг. Как распознать ценность и смысл психологических процессов и переживаний, лежащих за пределами сферы индивидуума и норм данной культуры или общества? Как конструктивно интерпретировать их и каким образом реагировать на возникновение этих явлений в жизни человека, чтобы они обогатили ее (и жизни других людей), а не привели к трагическому исходу?
Юнг последовательно стремился оставаться в рамках наблюдаемых фактов человеческой психологии. Он отказывается принимать за аксиому какие бы то ни было положения, особенно утверждения, касающиеся реальности конкретного существования на высшем уровне транцендентного бытия «духа», души или Бога, провозглашаемые большинством религий, а также «старым» и «новым» оккультизмом. Он интерпретирует любой, даже наиболее ошеломляющий и, по видимости, трансцендентный человеческий опыт, практически исключительно оперируя понятиями «энергий» и «процессов». Мы имеем дело с миром энергий: они ни хороши и ни плохи, ни конструктивны и ни разрушительны. Наша задача — использовать их в процессе биопсихологического развития личности. Если же по каким-то причинам человек боится этих энергий, уклоняется от их позитивного использования, если он мешает им или отклоняет в сторону процесс роста, происходящий в его психофизическом организме, тогда эти энергии оказываются разрушительными, а интегративные процессы меняют полярность и могут привести к дезинтеграции. Причины такого негативного восприятия могут быть коллективными или личными, определяться традициями или окружением, казаться слу-чайными или связанными с судьбами больших групп. Однако, чем бы они ни определялись, эти причины должны быть раскрыты психологом и по возможности устранены. Это восстановит процесс роста личности в направлении все большей степени интеграции.

Подход Юнга сходен с представлениями раннего буддизма, который предоставлял человеку самому бороться с вечным «Колесом судьбы», не давая ему никакой сверхъестественной помощи для спасения — Высшего существа, которому можно молиться, трансцендентной, Богом сотворенной Души, посылающей духовную помощь своему заблудшему ребенку — «личности». Этот подход может показаться туманным и не слишком утешительным. Доктор Кункель — создатель «Мы — психологии» — попытался вернуть психотерапии чувство реальности трансцендентного, но вполне конкретного Высшего существа, знающего изначальную цель и план человеческой жизни, направляющего и поддерживающего индивидуума в его странствии через жизненные препятствия. Психология Кунке-ля была попыткой интегрировать глубинную психологию с сущностью недогматизированной и индивидуализированной христианской мистики. С другой стороны, итальянский психолог Роберто Ассаджиоли, основоположник техники психосинтеза, стремился интегрировать глубинную психологию с модернизированными формами оккультизма, плато-нико-индуистского подхода к Богу и человеку. Эти два направления в психологии, дополняя друг друга, стали важными ответами на очевидные потребности растерявшегося в мире машин человечества.

Роберто Ассаджиоли родился в полдень 17 февраля 1888 года в Венеции. Он получил степень Флорентийского университета по неврологии и психиатрии. Круг его философских и культурных интересов был очень широк. Он входил в различные объединения молодых итальянских интеллигентов, в том числе в группу Дж.Папини и Дж.Презолини, издававшую журнал «Леонардо». Во Флоренции Ассаджиоли руководил Философской библиотекой, основанной Джулией Скотт, а в 1912-1915 годах редактировал научный журнал «Психе». Богатый клинический и педагогический опыт позволил ему создать технику реконструкции личности, названную «психосинтезом». Ассаджиоли основал Институт психосинтеза, президентом которого была графиня Спалетти Распини, президент Национального совета женщин Италии. Ассаджиоли много путешествовал с лекциями по Европе и Америке, опубликовал две важные книги: «Психосинтез» и «Акт воли». Умер он в 1974 году, дожив до широкого распространения своих идей в Европе и Америке.
Я бывал на вилле Ассаджиоли в горах около Флоренции в 1936 году, а осенью того же года часто встречался с ним в Риме.
С началом Второй мировой войны работать в Риме стало трудно, поскольку гуманистические идеи и интернационалистические установки Ассаджиоли казались подозрительными и вызывали все большую враждебность со стороны фашистского правительства. В 1940 году он был арестован и около месяца провел в камере одиночного заключения. Впоследствии Ассаджиоли рассказывал друзьям, что это был очень интересный и ценный опыт, который дал ему возможность провести ряд специальных психо-духовных упражнений. Несколько позднее он вынужден был вести сравнительно уединенную жизнь в провинции. В 1943 году Ассаджиоли вновь подвергся преследованиям и должен был скрываться в отдаленных горных деревушках. Анг-лийский парашютист и несколько беглецов из фашистских тюрем прятались вместе с ним: дважды он спасался от нацистов, которые охотились за ним персонально и разграбили его дом под Флоренцией. Приход союзников в августе 1944 года освободил Ассаджиоли.
После войны Ассаджиоли взялся за решение давно уже стоявшей перед ним задачи — изложение концепции психосинтеза. Он писал мне, что работает над обширной рукописью, названной «От человека — к человечеству», в которой излагались его психологические идеи. Особенно его интересовало новое, более детализированное, чем у Юнга, определение психологических типов с точки зрения изучения психологических отклонений, связанных с различными фазами духовного развития, и различных видов групповых отношений.
Вот как сам он характеризовал основные тенденции своего особого подхода:"Диагноз недуга, влияющего в данный момент на психологию, вполне определенно указывает на то, какое необходимо лечение и каким образом мы можем инициировать новую, более творческую фазу ее развития.
Эта новая фаза, в отличие от того, что привело к нынешнему кризису, должна иметь в высшей степени синтезирующий характер. Ее характер и тенденции проявятся в целом ряде факторов. При этом необходимо учитывать следующие моменты:

1. Собирать воедино все доступные материалы, которые могут представлять ценность или быть полезными без каких-либо исключений, определяемых их источником, временем или местом появления.

2. Исходной точкой изучения человека должен стать его внутренний центр, то, чем он по сути является, а все прочие психологические, энергетические и внешние проявления должны рассматриваться в их живой связи с этим центром, который постоянно стремится координировать и синтезировать их в единую живую целостность.

3. Необходимо в полной мере учитывать все высшие над сознательные и духовные аспекты природы человека, которые психология оставляла прежде философии и религии, создавая разрыв, а нередко и конфликт между различными подходами к природе человека.

4. Принцип синтеза должен все шире применяться к групповой психологии и на его основе должна быть разработана межличностная психология, которая рассматривает различные виды групповой психики — от влюбленной пары и семьи до различных сообществ и человечества как единого целого.

5. Использование принципа синтеза в психологической практике, разработка метода и техники психосинтеза, направленного на полное и гармоничное развитие человеческой личности и придающего особое значение ее высшим и духовным аспектам".

Чтобы понять, что имеет в виду Ассаджиоли под «высшими надсознательными и духовными аспектами», обратимся вкратце к его гороскопу, ведь психологическое учение всегда отражает личность своего создателя. В катальной карте Ассаджиоли мы обнаруживаем некоторые весьма замечательные черты, которые отчетливо символизируют его идеал психосинтеза.

гороскоп Роберто Ассаджиоли

Гороскоп Роберто Ассаджиоли

Родился в полдень 27 февраля 1888 года в Венеции, Италия

Основу его карты составляет конфигурация, которую я выделил много лет назад, назвав «мистическим прямоугольником». Впрочем, возможно, слово «мистический» выбрано не вполне удачно, иногда я заменяю его другим — «священный», «духовный» или «интегративный». Все эти прилагательные являются попыткой охарактеризовать конфигурацию, символизирующую процесс интегра-тивного синтеза личности, который сопровождается посвящением себя некой надличностной цели. В простейшем виде эта конфигурация состоит из четырех планет, образующих две оппозиции (180°), два секстиля (60°) и два трина (120°). Оппозиции служат диагоналями прямоугольника; в карте Ассаджиоли — это оппозиции между Венерой и Сатурном и между Плутоном и Юпитером. Меньшие стороны прямоугольника представлены секстилями между Сатурном/Плутоном и Юпитером/Венерой. Большие стороны — тринами Венеры к Плутону и Сатурна к Юпитеру.
Такой прямоугольник можно трактовать как «алтарь» или «святилище инициации». Он создает священное пространство, в котором проходит трансцендентный процесс интеграции и одухотворения. Этот символ не следует путать с «мандалой» (магическим квадратом), которую Юнг связывал с процессом интеграции личности: прямоугольник связывает только два из четырех зодиакальных элементов (у Ассаджиоли — воздух и огонь), в то время как правильный планетарный крест (или геометрический квадрат) должен связывать четыре элемента. Таким образом, правильный крест является более законченным, более самодостаточным. Прямоугольная же конфигурация подчеркивает разрешение конфликта двух стихий, динамическое усилие которого направлено на трансцендентную или духовную цель.
Помимо этого прямоугольника карта Ассаджиоли содержит и более сложные конфигурации. В ней присутствует оппозиция Солнце/Луна (полнолуние — символ предельного осознавания и просветления), образующая правильный крест с оппозицией Плутон/Юпитер (диагональю прямоугольника), полусекстили с диагональю Венера-Сатурн. Кроме того, Уран связан с диагональю Плутон-Юпитер посредством полуквадрата и полуторного квадрата (аспекты подчеркнутой деятельности или реактивности); Меркурий же связывается аналогичным образом с диагональю Венера-Сатурн. Нептун отстоит всего на пять градусов от Плутона и таким образом участвует в его аспектах; Марс делает квадраты к диагонали Венера-Сатурн. Все это создает крайне сложную конфигурацию оппозиций, квадратов, полуквадратов и полуторных квадратов, связываемых вместе секстилями и тринами.
Данная конфигурация указывает на чрезвычайную многосторонность личности Ассаджиоли, наличие множества точек фокусирования внимания. Его личность открыта навстречу Вселенной, что символизируется восходящим Раком, а также Солнцем и ретроградным Меркурием в Рыбах. Таким образом, эта личность обладает множеством конфликтных элементов, которые, однако, проявлены и взаимосвязаны таким образом, что это делает возможной многогранную и сложную личностную интеграцию.
Однако возможность — еще не заданность. Карта рождения — это структура потенциальных возможностей. Она не указывает на то, какие из этих возможностей полностью актуализируются. Но влияние этого необыкновенно разнообразного и всеохватывающего потенциала на сознание Ассаджиоли, ресурс структуры его личности, способной удерживать многочисленные линии напряжения и творческой проекции, вполне различимы в созданном им идеале психосинтеза.
Хочу еще раз подчеркнуть, что идеальное творение человека — это выражение той цели, к которой устремлена личность. Его идеалы отражаются в доктринах; стремления обобщаются в виде метода; представления о совершенном человеке проецируются как «видения» или «откровения» — даже если сам человек отнюдь не достиг реального конкретного переживания того, что он проповедует. Карта рождения может многое рассказать о характере того или иного направления в психологии, поскольку психология — это проекция того, чем психолог потенциально является и чем сам он стремится стать. Он учит себя и учит других. Учение оказывается значимым в той мере, в какой оно своевременно, то есть удовлетворяет потребностям групп людей, двигающихся этим путем.
Психосинтез доктора Ассаджиоли — это не только ответ на хаос, но и универсализация стремлений и интересов нашего поколения. Множественность энергий и акцентуаций, сложность глобальной открытости миру — вот факты, с которыми мы сталкиваемся. Ассаджиоли должен был сам соприкоснуться с ними, и это столкновение породило разрешение. Насколько полно удалось ему разрешить данный конфликт в личной жизни — не тема нашего рассмотрения. Но «структура разрешения» — принцип спасения, примирения противоположностей — отчетливо присутствует в его карте. Психосинтез — интерпретация этой карты. На уровне личной жизни он отвечает тому глобальному планированию нового общества, которое сейчас проис-ходит.
Здесь невозможно дать полный обзор представлений Ассаджиоли о природе человека в целом. Можно указать лишь следующее. Согласно Ассаджиоли человек включает в себя: 1) низшее бессознательное, которое объемлет или порождает элементарную психологическую активность, управляющую телесными инстинктами и низшими страстями, «комплексами», снами, фантазиями низшего рода, проявлениями низшего «психизма», медиумизма и прочим; 2) среднее бессознательное, образуемое психологическими элементами, подобными элементам нашего бодрствующего сознания и легко доступными ему; 3) высшее бессознательное, или сверхсознание, откуда приходят высшие интуитивные озарения и вдохновение, — источник гениальности и мистических состояний; 4) бодрствующее сознание — часть нашей личности, которую мы непосредственно осознаем; 5) личностное сознательное «я», которое одновременно есть центр нашего сознания, включающий изменяющееся содержание сознания (ощущения, мысли, чувства и прочее); 6) духовное «Я», неизменный духовный центр, истинное «Я», фиксированное, неизменное, не поддающееся влиянию «потока сознания или состояний тела». Личностное сознательное «я» служит всего лишь его отражением, проекцией в сфере лично-сти.
Данная концепция существования личностного «я», которое является всего лишь «отражением» духовного или истинного «Я» (непроявленного и в большинстве случаев неосознаваемого сознательным эго), типична для платонико-христианского подхода в психологии и тесно связана с идеями Елены Блаватской, с которой Ассаджиоли был знаком.
В то время как доктор Кункель стремится к восстановлению в человеческом сознании духовной реальности через христианскую мистику, Ассаджиоли движется аналогичным путем в русле древней и современной теософии. Так, нордический, германский подход дополняет средиземноморскую традицию, истоки которой нисходят к индуистскому трансцендентализму и учению йоги.
Ассаджиоли отмечает, что «его концепция структуры нашего существа, позволяющая включить, координировать и охватить данные, получаемые из различных наблюдений и переживаний, не только дает возможность более широкого и объемлющего понимания драмы человека, его конфликтов и проблем, но и указывает средства их разрешения, «освобождения» человека. Путь к такому освобождению, к избавлению человека от «фундаментальной изначально присущей ему неполноценности» к «миру, гармонии и силе» проходит через четыре стадии. Ассаджиоли описывает их так:

1. Полное знание собственной личности.

2. Контроль над различными ее элементами.

3. Реализация своей истинной самости или по меньшей мере создание объединяющего центра.

4. Психосинтез: формирование или реконструкция личности вокруг этого нового центра.

Не имея возможности охарактеризовать здесь подробно каждую из стадий, укажу лишь, что последняя из них (процесс реконструкции) включает три важные фазы:

  • Использование энергий, сил, высвобожденных предшествующим процессом анализа и дезинтеграции подсознательных комплексов и привязанностей; использование скрытых сил, возможностей и тенденций, которые мы прежде не использовали и которые существуют на различных внутренних уровнях (применение психодинамики).
  • Развитие элементов, которых нам не хватает или которые неадекватны стоящим перед нами целям, посредством прямого их пробуждения, самовнушения, творческого самоутверждения или методического тренинга слабых или неразвитых способностей, подобного спортивным тренировкам или обучению пению, музыке и т.д.
  • Координация и субординация различных психологических энергий и способностей в создании внутренней иерархии, устойчивой организации личности. Этот подход является в большей степени теоретическим и философским, нежели чисто психологическим. Однако его структурная ясность и четко разработанная формула могут принести свои плоды.

* Печатается по изданию «Astrology and Modem Psyche», CRCS Publications, 1976


Источник: Урания №2-1991
Ссылка: http://www.urania.ru/
Автор: Радьяр Дейн

Все публикации

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru